Александр Пухов: Мне нравится дарить людям радость

Доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ, действительный член Российской академии естественных наук, член-корреспондент Международной академии информатизации, один из ведущих пластических хирургов России Александр Григорьевич Пухов знает все о человеческой внешности. Среди его пациентов – звезды эстрады и шоу-бизнеса, представители политической и бизнес-элиты, на прием к нему едут из Израиля, Франции, Германии, Америки и других стран.

– В детстве я не стремился быть врачом, просто мне нравились естественные науки, и так уж получилось, что после завершения школы выбор пал на медицинский институт. В начале своей карьеры я мечтал стать сердечным или сосудистым хирургом, но судьба внесла свои коррективы, и мне выпал шанс пройти обучение в Москве на курсах микрохирургии, в то время еще новой отрасли медицины для России. И вот, вернувшись в родной город, я стал применять изученное на практике.

Клиника стала моим домом. Днями напролет мы с коллегами пришивали руки, ноги, носы, уши, пальцы… Пациенты с ампутированными конечностями приезжали к нам не только из Челябинской, но и из Курганской, Свердловской, Оренбургской и Кустанайской областей. За это время был наработан такой практический опыт, что некоторым врачам хватило бы на всю жизнь. Примером этому может служить мое выступление с докладом в Англии. Там я рассказал, что за год в нашей больнице было выполнено более тысячи реплантаций. Многие не поверили, так как в то время у них в год проходило около десяти подобных операций. Но после сенсационного выступления один из профессоров отвел меня в сторону и задал прямой вопрос: «Почему вы не занимаетесь эстетической хирургией?». В то время в России этим никто серьезно не занимался. «А почему бы и нет?!» – подумал я.

Эстетической (пластической) хирургии я учился, пожалуй, во всех самых престижных клиниках и у лучших профессоров Европы и Востока. И когда мной был получен достаточный багаж знаний, я вернулся в Россию, чтобы отдаться новому, но бурно развивающемуся направлению в медицине. В результате, впервые в России мной были проведены такие операции, как смена пола, ультразвуковая липосакция (удаляли до 20 литров жира за один прием), пересадка искусственных волос, химический пилинг. Более того, на сегодняшний день могу уверенно сказать, что нет ничего такого, что нам было бы не под силу. Доказательством моих слов может служить тот факт, что на недавнем Всемирном съезде пластических хирургов не было сказано ни о чем таком, чтобы у нас в клинике не делали.

– Почему Вы решили остановиться именно на пластической хирургии? 

– Из-за возможности творить! Пластическая хирургия – это ремесло, граничащее с искусством. Если аппендицит можно вырезать только одним способом, то пластику груди можно сделать множеством методов. От исправления недочетов природы я чувствую большое удовлетворение, а самая ценная награда – это восторженный взгляд пациентов, когда они смотрят на себя в зеркало. 

Мне нравится исправлять ошибки других хирургов. Это действительно очень большой стимул для моей работы, так как повторная операция с положительным результатом уже не просто хирургия, а уже что-то близкое к творчеству. Недавно моей пациенткой была американка, до этого ей сделали операцию в госпитале, где оперируется Майкл Джексон. Она хотела исправить живот. То, что с ней сделали в Америке, словами передать сложно, просто кошмар какой-то. После работы с ней, результат получился очень хорошим, и этому могут служить не только мои слова, но и ее радость и слова благодарности. Поэтому у пластического хирурга должно быть хорошо развито чувство вкуса. Он должен улавливать гармоничность внешности, ее красоту, опираясь на стандарты анатомии. Я люблю работать с теми людьми, которые знают, что они хотят изменить, вместе с ними подбирать оптимальный вариант для коррекции. 

– Еще десять лет назад подобная хирургия в России вызывала опасения, а как обстоят дела на сегодняшний день? 

– Раньше к нашему брату обращались в основном люди публичные, так как хорошо выглядеть – неотъемлемая часть их профессии. Но сегодня поход к пластическому хирургу становится обыденностью и все больше начинает напоминать визит к косметологу. Нынешние технологии позволяют проводить операции менее кровавые и травматичные, а длительность процедуры и реабилитационный период становятся более быстрыми. Например, раньше, чтобы убрать складки со лба, надо было полкожи с лица стянуть, столько крови… А сейчас просто вводится ботекс. То же самое касается и носогубных складок, в которые сегодня вводится специальный гель или жир самого пациента. 

Хирургия, как и все вокруг, прогрессирует, становится щадящей, мыслящей, чуткой и безопасной. Раньше после пластической хирургии на лице, кожа была натянутой, неестественной. На данный момент самое главное в пластической хирургии – это натуральная красота. Другой человек не должен заметить, что была операция. Этим пользуются многие звезды. На вопрос «Как вам удается так хорошо выглядеть?», что только не отвечают, лишь бы не признаться, что над их внешностью поработал профессиональный хирург. На Западе давно уже не делают из этого секрета, это норма жизни. В России же до сих пор это считается чем-то тайным.

Но все же пациентов становится больше и больше. Заметный прирост со стороны мужчин. Люди становятся менее зажатыми, спокойно обсуждают, что хотели бы изменить: веки, нос, лицо, грудь, живот. Они понимают, какого результата хотят и что для этого надо скорректировать. 

– Но неужели риска совсем нет? 

– Стоит понимать, что хирургия – это не посещение парикмахера, и от риска на гноение, кровотечение, плохое заживление швов никто не застрахован. Никогда нельзя сказать, чем обернется операция. 100% гарантии на положительный эффект не даст ни один профессионал, так как поведение организма предугадать невозможно. Например, через наше отделение в год проходит около тысячи пациентов, и, если я скажу, что все они прошли идеально, я совру. Но мы, естественно, сводим риск к минимуму, и предоперационному периоду уделяется очень много времени. Но и сам человек должен понимать серьезность операции и соблюдать предписания врача.

У меня много примеров халатного отношения к моим рекомендациям в реабилитационный период. Например, после увеличения груди пациентка в течение месяца должна носить давящую повязку и уберечь от нагрузок плечевой пояс, даже машину водить нельзя. А она приезжает ко мне через пару недель за рулем и без повязки и еще говорит, что ходит на шейпинг. Если возникнут осложнения, сразу во всем виноват врач. Поэтому, даже если хирург провел операцию хорошо, пациент сам может свести все к нулю. Стоит помнить, что любая часть тела, прооперированная пластическим хирургом, требует особого ухода.

А если говорить на чистоту, то когда умирает хоть один пациент в мире за год после пластической операции, начинаются чуть ли не гонения на пластических хирургов на весь последующий год, а тот факт, что от других хирургов в мире в день умирают десятки людей, никого не интересует.

Кстати, меня поразил недавний инцидент с телеведущей Оксаной Пушкиной, которая решила уменьшить возрастные морщины и сделать в носогубные складки инъекции рестилайна (специальный гель. – Прим. ред.). Нет бы обратиться с этим вопросом к профессионалу, она пошла к какой-то сомнительной женщине, которая прямо у себя дома ее и прооперировала. Через некоторое время начались осложнения. Потом оказалось, что Оксане вкололи не рестилайн, а артикол – препарат для перманентного увеличения губ… Поэтому, если вы решились что-то изменить в своей внешности, обращайтесь только к высококвалифицированному специалисту, а не к кому попало.

– Александр Григорьевич, в свое время Вы прославились благодаря «Молдинг-маски»… 

– Хватит уже вспоминать о ней, я уже лет пять не пользуюсь этой методикой. Я давно открыл и запатентовал собственный метод. 

– И что это за метод?

– Глубокий химический пилинг. По своему действию он ничем не отличается, только наша формула менее токсичная, и результат от нее лучше. С помощью маски, которая наносится на лицо, удаляется эпидермис и затрагивается часть дермы, то есть та часть кожи, где формируются морщины. Все делается без наркоза, так как процедура безболезненна. В течение десяти дней человек находится только под нашим наблюдением и обязательно в стационаре. В итоге – поразительный эффект омоложения, причем, чем ярче были выражены морщины, тем сильнее он заметен. Наглядным примером действия химического пилинга, могут служить мои пациентки Елена Образцова и Эдита Пьеха.

Был также случай, когда нашу пациентку остановил гаишник и попросил у нее документы. Увидев на них фотографию, он возмутился: «Зачем вы мне показываете права вашей бабушки?». Оказалось, что после глубокого химического пилинга она просто еще не успела поменять фото на документах. А порой пациентов после пилинга и родные не узнают, мимо проходят.

– Получается глубокий химический пилинг предназначен для борьбы с морщинами? 

– Не только, он рекомендуется всем у кого проблемы с кожей лица: от изменений кожи после угревой сыпи и оспы до пигментных пятен. Кроме того, стоит сказать, что пилинг обладает эффектом лифтинга. После процедуры в течение нескольких месяцев кожа лица сокращается и подтягивается. 

– Тогда в каком возрасте и сколько раз можно делать пилинг? 

– Мы делали пилинг и в 20 и в 80 лет, тут все зависит от возникшей проблемы. Противопоказаний для проведения подобной процедуры практически нет, но опять же, все зависит от организма человека. Длительность эффекта около 10 -15 лет, после чего процедуру по необходимости можно повторить.

– Хотелось бы узнать, какие операции сегодня самые популярные в пластической хирургии? 

– В каждой стране свой бум. Например, во Франции сильный ажиотаж среди мужчин на фаллопластику: увеличивают, утолщают, корректируют. В России же среди мужчин популярны блефаропластика (коррекция формы век. – Прим. ред.), липосакция, не обходят вниманием и глубокий химический пилинг. За последний год появилось большое количество женщин, которые хотят изменить форму груди. Очень популярна подтяжка лица. 

– Александр Григорьевич, Вы занимаетесь хирургией уже более 25 лет, скажите, а есть ли из тех тысяч операций, которые Вы провели, какая-то особенная, важная для Вас? 

– Для меня каждый пациент, а, следовательно, и операция, которую я ему делаю, очень важны. Мне нравится дарить людям радость, менять их облик к лучшему, возвращать их к жизни. В моей практике были разные случаи. Например, мальчику на заводе прессом отрезало обе руки. Его руки принесли в мешке, а самого в полушоковом состоянии привезли на каталке. Мы с коллегами пришили ему руки, на следующий день он уже мог шевелить пальцами, а через некоторое время поднимать гири и подтягиваться на турнике (за эту уникальную операцию Александр Пухов был награжден премией «Призвание». – Прим. ред.). И сейчас у него все хорошо. Однажды доставили маленькую девочку, которая угодила в клетку с медведем. Руки малышки были в ужасном состоянии. Сделали пересадку ткани. Сегодня девочка без стеснения ходит в открытом платье. Один раз пришлось пришивать сразу восемь пальцев. Был случай, когда и половой орган мужчине на законное место возвращали. Много чего было за мою практику. Повторюсь еще раз, для меня нет операций более или менее важных, каждый пациент дорог по-своему. 

– Вы известный и уважаемый хирург, коллеги по цеху обращаются к Вам за советом со всех уголков планеты, а порой и приезжают, чтобы набраться опыта. Наверняка Вам уже делали предложение перебраться за границу? 

– Скромничать не буду, предлагали и не раз, но меня пока что устраивают условия работы здесь. Тем более за рубежом я бываю постоянно, а порой, кажется, что даже чаще, чем дома.

Стараниями профессора Пухова сотням людей спасена жизнь и возвращена полная работоспособность. Некоторые операции на сегодняшний день у нас в стране делает только он. Являясь постоянным участником международных научных конференций, конгрессов, симпозиумов и семинаров, он нередко устраивает доклады своим коллегам и проводит показательные операции в Италии, Китае, Южной Кореи, Великобритании и других странах. Он лауреат многочисленных наград и дипломов международных научных академий и ассоциаций. И хорошо, что Александр Пухов остается жить и работать в России, так как профессионалы такого уровня нужны нам самим.

Опубликовано: Журнал "Элита общества", №6(32), июнь 2007 г.

вверх