Красота как диагноз

Текст: Лидия Панфилова

О человеке, который знает цену совершенству

Коллега, телевизионный журналист, называет доктора пухова "штучным человеком". "Штучным" в смысле нехарактерной для провинции масштабности черт и профессиональной неординарности. Александр пухов стал человеком, создавшим в промышленном челябинске уникальную школу пластической хирургии.

И это не ошибка, не ирония судьбы, а реальность. Именно в челябинск приезжают сегодня люди, чтобы вернуть себе красоту и утраченную молодость. Среди них "звезды" эстрады, представители политической элиты, богатые бизнесмены, у которых хватает достатка для того, чтобы приехать на лечение в любую столицу мира. Одни боготворят александра григорьевича, сравнивают с профессором преображенским из "собачьего сердца", другие завидуют его успеху.

Кто же он, доктор Пухов?

Начало

Когда заведующего отделением пластической микрохирургии областной клинической больницы Александра Григорьевича Пухова спрашивают о его первом пациенте, он обычно вспоминает молодого рабочего АМЗ, которому оторвало палец. Это было в конце восьмидесятых, когда об операциях по реплантации толком еще никто ничего не знал. Во всяком случае, в заводском здравпункте, куда обратился травмированный, уж точно ничего об этом не знали и просьбу пришить палец сочли за проявление шокового состояния - дескать, не в себе мужик. Но пациент оказался упрямым, он сел на троллейбус и поехал в областную больницу. Видимо, судьба хранила парня, потому что свой вопрос:

"Где тут у вас пальцы пришивают?" он задал "тому самому" Пухову. Его тут же отправили в перевязочную, и он извлек из кармана оторванный палец с прилипшими к нему табачными крошками...

К счастью, времени прошло немного и операция завершилась успешно, хотя самая первая попытка, предпринятая Пуховым раньше, закончилась неудачей. Александр Григорьевич не скрывает этого и говорит, что ни за что не поверит в то, что хирург общего профиля сможет пришить палец с первого раза. Для этого надо сшить две артерии толщиной со спичку, четыре вены, сухожилие, два нерва, наложить около десятка швов, и все это под микроскопом при увеличении до 25 раз. Малейший намек на тремор грозит тем, что ты просто не попадешь в операционное поле. Именно поэтому специфика микрохирургических операций, которые порой продолжаются по 10 часов, предполагает железную дисциплину, природное здоровье и всепоглощающую любовь к профессии.

Видимо, все это у Пухова было, потому что за первой операцией последовали другие, неудач уже не случалось, появились первые публикации в прессе, и "скорая" уже без колебаний везла прямиком к нему всех увечных и травмированных. Не было ночи, чтобы в отделение не привозили трех-четырех несчастных с оторванными пальцами, кистями, а то и руками. Заводы в ту пору работали на полную мощность, и за несколько лет А.Г. Пухов сделал столько операций по реплантации, сколько их не делают во всей европе. Учитель и коллега Пухова англичанин Колин Рейнер, на родине которого в год оперируют одного-двух таких больных, кажется, до сих пор не очень верит в российскую статистику.

- Грешно сказать, но в этом плане наше архаичное производство сослужило нам хорошую службу, - говорит А. Пухов. - Мы настолько освоили технологию пришивания конечностей, что уже через пять лет из области фантастики она перешла в разряд рутинных.

- А кому вообще пришла в голову идея создать отделение микрохирургии?

- За рубежом они называются отделениями реплантации, и этот термин мне кажется более точным. Но в россии всегда все по-своему. В 1985 году, когда я заканчивал учебу в клинической ординатуре на кафедре госпитальной хирургии, покойный профессор Малышев вызвал меня и сказал, что пришел приказ о создании микрохирургической службы в области. Я уже имел опыт работы в медсанчасти ЧМЗ общим хирургом и намеревался серьезно заняться сосудистой хирургией. Тем не менее предложение меня заинтересовало, и я поехал в Москву учиться. Там познакомился с прекрасными специалистами, понял перспективность нового метода. Вернулся и начал создавать отделение микрохирургии. Нам выделили помещение, какие-то микроскопы. Вот так родилась совершенно новая в Челябинске отрасль медицины...

Пигмалион

"Когда б вы знали, из какого сора растут стихи",- написала в свое время Анна Ахматова. Сегодняшняя эстетическая хирургия доктора Пухова, его именитые пациенты, роскошь больничных апартаментов в бывшем санатории "Увильды" и другие зримые приметы успеха возникли на такой же простой почве. То есть не от прихоти хирурга возникли, не от его фантазий и даже не от понятного желания зарабатывать побольше денег, а выросли из самой гущи человеческого страдания. Озабоченные своей внешностью "звезды" эстрады узнают о нем позже, а первыми его больными были жертвы производственного травматизма (в советские времена отделение обслуживало не только Челябинскую, но и Кустанайскую, Курганскую и Оренбургскую области), онкологические больные, случалось оперировать алкоголиков и бомжей с обмороженными конечностями, а однажды он пришил детородный орган мужчине, которому нанесла травму психически неуравновешенная любовница. Доктор Пухов спасал жизни и совершенно не задумывался о внешности своих больных.

Вот один из его бывших пациентов, образ которого сохранила старая фотография. Он поступил в отделение с раком нижней челюсти. На левой стороне лица ужасный нарост, метастазы проникли в горло, в перспективе гибель от истощения. Микрохирурги радикально убирают опухоль, заменяют ткани челюсти костью, взятой с лопатки, и происходит чудо - человек выживает.

На другой фотографии девочка, побывавшая в лапах медведя, вместо рук - кровавое месиво. С помощью комплекса микрохирургической техники врачи в буквальном смысле слова лепят ей новые руки (как тут не вспомнить легенду о кипрском скульпторе пигмалионе!) в качестве "строительного" материала используют сальник из живота, посредством сложных технических манипуляций включают его в кровообращение, а кожу для новых рук берут с ноги.

Другой больной с остеомиелитом ноги перенес 60 операций. После того, как Пухов заменил ему гниющую кость и пересадил лоскут кожи с сосудами и нервами, человек забыл, что такое больница. Еще один снимок запечатлел несчастного с раком носа, официальная онкология поставила на нем крест.

Пухов сделал ему шесть реконструктивных операций, шаг за шагом формируя перегородку, ноздри, другие детали и фрагменты... Окончательно этот процесс еще не завершен, но Александр Григорьевич уверен в успехе.

Сначала такие пациенты думают только о том, чтобы сохранить жизнь. А спустя полгода приходят к доктору уже с другими просьбами: восстановить симметрию черт, убрать следы оперативного вмешательства. Так что переход Пухова от реконструктивной хирургии к эстетической оказался логическим продолжением его профессиональной деятельности.

Говорят, что каждый наш шаг в жизни влечет за собой другой шаг, и это называют судьбой, предначертанием, роком. В пластической хирургии это особенно наглядно. Операция, которую Пухов сделал человеку, пострадавшему от экзальтированной любовницы, стала репетицией в освоении технологии принципиально новых для россии операций по изменению пола. Пересадка лоскута кожи, которую он много раз производил, спасая больных с остеомиелитом и сложными производственными травмами, позволила более естественно перейти к целой серии эстетических операций по улучшению внешней формы различных органов.

Не все из новых технологий Пухова сразу воспринимаются на ура. Сначала многие сомневались в эффективности полного омоложения лица по методу "молдинг маск", который впервые стали делать на южном урале. Теперь аналогичная судьба у метода ультразвуковой липосакции. Столичные специалисты утверждают, что убрать из человеческого организма 20 литров жира за один прием - задача невозможная, а Пухов на деле доказывает - это возможно и значительно менее вредно для здоровья, чем носить лишние килограммы на себе. Он не боится идти вразрез с общепринятым мнением.

Первым в России стал заниматься технологией вживления искусственных волос в облысевшие участки тела. Сейчас намерен испробовать опыт своего парижского коллеги по устранению морщин оригинальным способом: вместо традиционных гелей, которые в таких случаях вводятся под морщинку, использовать "родной" жир пациента, который очень хорошо приживается и дает наиболее оптимальный эффект.

Середина девяностых годов стала для А.Г. Пухова временем творческой зрелости. Он много оперировал, публиковался в серьезных научных изданиях, работал в лучших клиниках европы, стал академиком четырех академий - Нью-Йоркской, Итальянской и двух Российских, и все время пытался ответить на один вопрос: что такое человеческая красота и из чего она складывается?

Честно говоря, я давно искала собеседника, которого можно было бы об этом спросить.

Дар случайный, дар бесценный

- Александр Григорьевич, есть ли в пластической хирургии точное определение красоты, ее диагноз, так сказать?

- Нет. Есть классические параметры лица и тела, которых врач должен придерживаться. Например, при пластике молочной железы сосок должен находиться на уровне середины плеча и "смотреть" наружу. Более точных стандартов красоты нет, и в этом - ее преимущество и великая тайна. Красота всегда удивляет, потому что она возникает не из арифметической совокупности безупречных черт, а из чего-то другого. Попробуйте разъять черты лица известной телеведущей, которой мы любуемся, проанализируйте форму ее носа, глаз, рта. В лучшем случае в них нет ничего особенного!

- но если нет критериев, тогда пациент вправе требовать от пластического хирурга воплощения любых своих фантазий и представлений о красоте...

- Конечно, понимание красоты, отношение к своей внешности и здоровью зависят от уровня культуры, и, бывает, я отговариваю своих пациенток от некоторых операций. Когда, например, молодая женщина хочет изменить объем своей почти безупречной груди до пятого номера только потому, что это нравится ее возлюбленному, я стараюсь ее переубедить: стоит ли идти на операцию только ради того, чтобы угодить партнеру? к тому же не исключено, что потом появится другой возлюбленный, которому будет нравиться маленькая грудь. То есть повод для обращения к пластическому хирургу, по моему мнению, должен быть более весомый.

- Сохранить семью или сделать себе карьеру с помощью более привлекательной внешности - более весомый повод?

- да, и еще избавиться от комплексов, которые мучают многих людей. Идя в толпе, я невольно отмечаю особенности внешности прохожих и думаю: какой интересный человек прошел, вот если бы ему чуть-чуть скорректировать форму носа, он был бы просто неотразим. Кроме того, есть недостатки внешности, ходить с которыми просто неприлично. Например, бородавка на лице, из которой растут волосы. Кстати, в последнее время у нас появилось немало пациенток, которые исправляют свою внешность не потому, что они представляют публичные профессии, а просто хотят выглядеть красивыми сами для себя, во всяком случае, они так это объясняют. Хотя, насколько я знаю женщин, они никогда не скажут всей правды...

- Какие стандарты красоты сегодня наиболее востребованы?

- я стараюсь избегать понятия стандарта, объясняю пациентам, что Клаудиа Шиффер так привлекательна, потому что она одна. И мы не должны создавать другую Шиффер. Значительно лучше откорректировать данную тебе природой индивидуальность, чем превращать свою внешность в чужую копию. Да и не сможем мы создать точную копию, во всяком случае в рамках обычной операции.

Это только в детективах персонажей увозят на каталках в операционную, а потом они выходят оттуда абсолютно неузнаваемыми. На самом деле в лице человека заложен ряд основных параметров, изменить которые практически невозможно. Так что всегда лучше оставаться самим собой.

- И все-таки я думаю, что стандарт есть - вечной молодости. Современный человек как будто теряет право на старость. Не этой ли ориентированностью на зеленую юность объясняется инфантильность нашего общества, дефицит ответственности, даже ошибки в управлении страной? история знала времена, когда в особом почете было старчество, и эти времена были отмечены большей мудростью.

- Я не думаю, что ошибки в управлении страной объясняются именно этим. То, что люди стали заботиться о своей внешности, продлевать молодость,- просто замечательно. Особенно в нашей стране, где никогда не культивировалась красота лица и тела, где кладезем полезных косметических сведений был журнал "Здоровье", а лучшим средством по уходу за кожей считался болгарский крем "Ален Мак". Между тем общепризнанно, что русские женщины - самые красивые в мире. Ко мне недавно приезжал коллега из Парижа, так он по улице с открытым ртом ходил, поражался, сколько у нас красавиц. Зато француженки умеют себя подать, а наши соотечественницы этим искусством обладают значительно реже. Сегодня мы только начинаем постигать эту науку, только приближаемся к странам, где человеческая красота испокон веку считается бесценным даром - таким же, как доброта или талант. Там секреты красоты передаются из поколения в поколение, люди, особенно из среды киноактеров, политиков, делают себе по десятку пластических операций, а у нас это все еще предмет колебаний, споров, обсуждений на страницах популярных изданий, причем зачастую эти обсуждения столь дремучи, что мне становится страшно.

У вас есть любимые операции?

- конечно. Я люблю операции на веках, на лице, молдинг - все, что дает видимый результат и делает моих пациенток счастливее.

Многие операции вы делаете впервые в России. На ком они испытываются?

- у меня есть институт волонтеров. Плюс сотрудники нашего отделения. Из 17 медсестер нет ни одной, которой я бы не изменил форму носа, ушные раковины или не сделал бы липосакцию.

- Можно ли сохранить красоту и молодость естественным путем, не прибегая к помощи пластического хирурга?

- можно. Если серьезно относиться к питанию, заниматься физкультурой, достаточно спать и не очень много работать. Но главное - иметь хорошие гены. Я встречал немало русских людей, ведущих ужасный образ жизни, но прекрасно выглядящих именно благодаря своим генам. Иностранцы уделяют своему здоровью и внешности значительно больше времени. Мой испанский коллега Рамон Рохе всегда покупает свинину в одном и том же селении, где растут какие-то особые желуди. В семье французского коллеги Валида Хилала не знают вкуса ни конферт, ни даже обыкновенного сахара, покупают только экологически чистые продукты и т.Д.

- Современное общество охотно прощает мужчине седины и морщины, но беспощадно к женщине, об этом писала, кажется, Джейн Фонда. Вам не кажется, что это дискриминация?

- между прочим, среди моих пациентов немало и мужчин, и меня это радует. Мужчина должен относиться к своей внешности так же требовательно, как и женщина. Но вообще должен сказать, что отсутствие морщин - не самоцель, не панацея, и это относится как к мужчинам, так и к женщинам. Даже очень красивые, но не умеющие себя вести женщины проигрывают тем, кто хорошо воспитан, владеет искусством общения. Если вы хотите стать неотразимыми - сочетайте уход за своей внешностью с внутренней работой над собой. Когда женщина или мужчина говорит мне, что если я уберу им морщинки или изменю форму носа, они вернут себе мужа (жену), я в это не верю. Главное - стать интересной личностью, и тогда вас будут любить всегда.

- Александр Григорьевич, и все-таки почему такая несправедливость: одним красота дается бесплатно, как будто случайно, другие платят за нее огромные деньги и терпят страдания?

- ну, это уж решается на небесах...

А.Г. Пухову 42 года. Он занимается спортом, следит за своим весом и делает все это не только потому, что пластический хирург должен быть примером для пациентов, но главным образом ради того, чтобы иметь возможность работать с максимальной отдачей, идти вперед, не останавливаясь на достигнутом.

У него романтическая внешность - голубые глаза на загорелом лице, вьющиеся волосы, приятный тембр голоса, спортивная фигура. И трезвый взгляд человека, точно знающего, из каких групп мышц, желез, молекул состоит самое неуловимое, самое поэтическое и притягательное из всех человеческих качеств - красота. Он знает цену совершенству и анатомию наших инстинктов. Стал ли он сам счастливее от этого знания?

Этот вопрос я ему так и не решилась задать.

вверх